Стартаперы при бюджете

0 47

Соратники Дениса Фадеева по МГЕР “освоили” в Саратове десятки миллионов казенных рублей

Материал подготовила Елена БАЛАЯН

Стартаперы при бюджете

Сейчас в производстве Арбитражного суда Саратовской области  находится дело о банкротстве одного из старейших издательских предприятий региона – "Типографии № 1". История о том, как типография, в которой печатались многие местные газеты, вдруг стала банкротом, тесно связана с историей саратовского Венчурного фонда. Этот кейс –  яркий пример того, как самое вроде бы благое дело в наших широтах может обернуться глобальным воровством на десятки миллионов и последующим за этим уголовным делом о мошенничестве. Наше издание провело собственное расследование деятельности венчурного фонда и выявило крайне интересные случаи, когда некоторым организациям с весьма сомнительными проектами под видом инвестиций в инновации "утекли" десятки миллионов рублей. Подробнее о том, как такое могло случиться и почему, и какое отношение ко всему этому имеют бывшие члены саратовской "Молодой гвардии" – в материале ИА "Взгляд-инфо".

 

Знакомые все лица

Венчурный фонд Саратовской области – некоммерческая организация, созданная распоряжением областного правительства (учредитель – минэкономразвития области).  Как говорится в уставных документах организации, фонд осуществляет финансирование субъектов малого предпринимательства в научно-технической сфере в рамках действия государственной программы поддержки малого бизнеса из средств федерального и местного бюджетов.

Стартаперы при бюджете

Инвестирование происходит путем приобретения долей и вкладов в имущество хозяйственных обществ, как правило, стартапов – отсюда и понятие "венчурный", иными словами – "рискованный".

Поскольку речь идет о внедрении в бизнес достижений научно-технического прогресса, риск государства, с одной стороны, вполне оправдан. Молодое предприятие, чья работа основана на инновациях, в дальнейшем может принести серьезную прибыль. Однако в России любая, даже самая хорошая инициатива, как уже было замечено выше, почему-то часто заканчивается схемами по выводу бюджетных денег, без какой-либо выгоды для вложившего их государства. Согласно нашим аргументам, так случилось и с областным венчурным фондом, позволившим под шумок вывести десятки миллионов рублей, возможно, осевших в карманах "инноваторов".  

А началось все в 2013 году, когда по протекции тогдашнего вице-губернатора области Дениса Фадеева исполнительным директором Венчурного фонда был назначен его коллега по МГЕР и, судя по всему, идейный соратник Станислав Бондарев.

Стартаперы при бюджете

В 2016 году Фонд под руководством Бондарева профинансировал два проекта, которые в дальнейшем и стали предметом разбирательства правоохранительных органов.

Оба этих проекта, как выяснилось позднее,  были аффилированы Денису Самарову, тоже бывшему члену МГЕР, занимавшему с 2014 года должность директора Саратовского регионального общественного фонда содействия развитию гражданского общества "Губерния". Фонд, как официально заявлялось, занимался благотворительной деятельностью, его куратором от правительства были сначала Денис Фадеев, а позднее – его старший преемник на посту вице-губернатора Игорь Пивоваров.

 

Проект первый – типография

Инвестиционный проект ООО "Типография № 1" поступил в Венчурный фонд в марте 2016 года.

Суть проекта состояла в модернизации полиграфического комплекса типографии. Ответственной за анализ и проверку проекта была назначена заместитель Станислава Бондарева Анна Ипполитова. Насколько тщательно госпожа Ипполитова разобралась в предложенных фонду инновационных перспективах, можно судить по тому факту, что длилась проверка всего несколько дней – с 17 по 24 марта, после чего незамедлительно был принят приказ Бондарева об одобрении проекта и его вынесении на заседание правления фонда.

Почему фонду так понравилась идея с модернизацией типографии, которая на деле оказалась никакой не модернизацией, становится понятно, если посмотреть на дальнейшие события и круг интересантов, которые оказываются связанными между собой знакомством и даже идейными узами.

Формальным учредителем типографии на тот момент являлась Татьяна Сердюченко, однако контрагенты, сотрудничавшие с типографией по печатным делам, были уверены, что Сердюченко была фигурой номинальной, а реальным владельцем предприятия был вышеупомянутый Денис Самаров.

В марте того же 2016 года между Татьяной Сердюченко и директором венчурного фонда Станиславом Бондаревым было заключено соглашение об инвестировании на сумму 14 млн. рублей – при условии софинансирования в виде банковского кредита в размере 20 млн. 

За счет инвестиций фонда планировались приобретение и монтаж оборудования, офисной мебели, оргтехники, автотранспорта, инструментов и запасных частей. За счет кредитных средств типографии – приобретение зданий, земельных участков и части оборудования.

Займ на 20 млн. рублей Сердюченко выдал "НВКбанк". Вслед за этим венчурный фонд выполнил и свои обязательства – перечислил типографии положенные 14 миллионов. 

Однако уже в 2018 году, в связи с невыполнением плановых показателей, фондом в типографии была запланирована аудиторская проверка. Думается, что уже тогда проверяющие могли узнать много интересного об использовании инвестиционных средств фонда, но проверка так и не случилась, поскольку Татьяна Сердюченко неожиданно для всех совершила необдуманный поступок…

Эта трагедия, случившаяся с простым директором типографии, придает всей этой инвестиционной неразберихе дополнительный криминальный оттенок. Учитывая масштабы возможных хищений (с учетом обоих проектов речь, как видим, идет о десятках миллионов рублей) и стиль действий самих получателей инвестиций, о которых чуть позже, напрашивается вопрос – точно ли хозяйка типографии решилась на такой поступок сама или ей помогли?

После смерти Татьяны Сердюченко доверительным управляющим ООО "Типография № 1" стала гендиректор ООО "Волга-Медиа" Мария Усова, которая до этого сотрудничала с типографией в распространении газеты "Комсомольская правда в Саратове".

Стартаперы при бюджете

Только после ее назначения на территории типографии было обнаружено дорогостоящее оборудование по производству этикеток, которое использовалось не ООО "Типография №1", а ООО "Волга" под руководством Дениса Самарова.

По данным наших источников, после смерти Сердюченко Самаров пытался вовлечь в свои дела и Усову – предлагал ей стать директором принадлежащей ему фирмы "Волга" и использовать для ее нужд производственные мощности типографии. Усова благоразумно отказалась. Изучив по приходу на должность все обстоятельства, новый директор типографии написала в правоохранительные органы заявление о возможном мошенничестве.

 

Куда впадает "Волга"?

Согласно заявлению Усовой в правоохранительные органы, в 2019 году Самаров, находясь в сговоре с Татьяной Сердюченко, передал то самое дорогостоящее оборудование типографии в аренду ООО "Волга".

При этом "Волга", по версии заявителя, не только не вносила аренду за пользование типографским оборудованием, но и не оплачивала коммунальные услуги типографии и работала напрямую с поставщиками сырья, пользуясь договорами, заключенными между ними и типографией.  В итоге долг типографии перед поставщиками рос пропорционально доходам ООО "Волга".

Но, видимо, даже такого "прибыльного" сотрудничества Денису Самарову показалось мало. Уже после проведения проверок финансовой деятельности предприятия было установлено, что через другую свою организацию – ООО "Печатник" – Денис Самаров якобы предоставлял ООО "Типография №1" заемные денежные средства.

Но после смерти Сердюченко и смены руководства в типографии, которое не пожелало с ним сотрудничать, ООО "Печатник" направило к типографии два иска на 2 миллиона рублей. Еще 158 тысяч рублей Самаров попытался взыскать с типографии от имени "Волги". Фактически разоренное им предприятие оказалось ему еще и должно…

Плюсом к этому 12,8 млн руб. с типографии пытается взыскать ООО "Волга-Медиа" самой Усовой. Еще около миллиона типография умудрилась задолжать московскому издательству "Армада-Альфа".

Как образовались эти долги, как получались заемные средства, почему за использование оборудования и коммунальные платежи не взыскивалась плата и куда расходовались полученные деньги, точно неизвестно, поскольку смерть Татьяны Сердюченко оставила данные вопросы открытыми.

Судя по всему, Сердюченко для мгеровца Самарова могла быть лишь прикрытием, которое он использовал до определенного момента.

Намечающаяся проверка могла установить истинное положение вещей на предприятии, и Сердюченко, чтобы обезопасить себя, могла рассказать проверяющим, а за ними и правоохранительным органам о том, кто был истинным выгодополучателем столь рискованной инвестиционной схемы. Но Сердюченко не рассказала, и теперь кредиторы (и Самаров – в чих числе) рвут на части доведенную до банкротства типографию. Общая сумма исковых требований от разных кредиторов составила более 34 млн. руб.

Для венчурного фонда итогом "инновационной" деятельности типографии стали огромные долги, дело о банкротстве и непонятно куда исчезнувшие 14 миллионов.

Уже при новом руководителе Олесе Орловой венчурный фонд решил расторгнуть инвестиционный договор с типографией и в июне этого года подал в арбитражный суд иск о взыскании 14-миллионной задолженности.

Стартаперы при бюджете

Весь этот туго закрученный клубок из последствий венчурных инвестиций пытается распутать арбитражный суд. Но удастся ли вернуть в бюджет выведенные из него миллионы, учитывая банкротный статус типографии? Ведь как очень часто бывает с государственными денежными средствам, реально вернуть эти деньги будет крайне проблематично.

У этой "инвестиционной" истории есть важный политический момент: это та самая типография на Вишневой, 10, которую Денис Фадеев вместе с другими членами правительства отчуждали у "Астэк-С" – фирмы, подконтрольной Алексею Ерусланову.

Кампания велась под лозунгами модернизации полиграфического производства для диверсификации – печатные издания в тот момент массово закрывались, а также спасения неокрепших умов от коммунистической пропаганды. Политически атака шла на КПРФ – "Астэк" был спонсором коммунистов, а в типографии печаталась "красная" агитация.

Нанеся удар по идеологическим противникам, Фадеев и его товарищи одновременно получили в свое распоряжение объект, который было удобно использовать для доступа к бюджету – теперь мы видим, каким именно способом проводилась пресловутая "модернизация" типографии.

 

Проект второй – ООО "Архангельское"

В числе кредиторов пущенной по миру типографии оказалось и ООО "Архангельское". Его собственник Денис Самаров "впаял" столь любимой им типографии еще один иск – на 1,5 млн. руб., которые та задолжала ему якобы тоже по договору займа.

Как ни странно, но ООО "Архангельское" тоже являлось весьма активным участником инвестиционных проектов венчурного фонда в период руководства им Станислава Бондарева.

Проект фирмы осуществлялся по той же схеме, что и инвестиции в типографию, только несколькими месяцами позднее – в июле 2016-го. Та же "тщательная" проверка проекта Ипполитовой и быстрое утверждение Бондаревым. В итоге венчурным фондом была приобретена доля в уставном капитале предприятия с целью финансирования  инвестиционного проекта "Организация производства комбикормов с применением инновационных технологий".

Гендиректором фирмы на тот момент был тоже бывший мгеровец Вадим Емельянов. Учитывая все вышесказанное, получается, что назначенный по протекции Дениса Фадеева Станислав Бондарев "подтянул" к бюджетному финансированию сразу нескольких своих коллег по "гвардии".

Сумма инвестиций на развитие ООО и реализацию проекта составила 13,5 миллионов рублей.

Мы уже говорили о том, что финансовая поддержка предоставляется венчурным фондом только инновационным компаниям. Это значит, что их деятельность должна соответствовать приоритетным направлениям развития науки и техники в стране или фирма должна владеть объектами интеллектуальной собственности. Одним словом, должна быть действительно продвинутой.

При этом, согласно инвестиционной декларации Фонда, соответствие на инновационность должно строго проверяться путем экспертизы. Она включает в себя проверку инвестиционной привлекательности, рыночной и технологической обоснованности проекта и т.п.  То есть прежде чем давать деньги, фонд должен убедиться, что под видом инновации фирма не подсовывает инвестору что-то еще.

ООО "Архангельское" в качестве ноу-хау заявило прибор под названием "автоматизированный барабанный гранулятор для производства комбикорма".

В документах гранулятор был подан, по всей видимости, как прорыв отечественной сельхознауки последнего тысячелетия. Однако на поверку "прорыв" оказался пшиком.

Как позже выяснит новый директор венчурного фонда Олеся Орлова, руководством ООО "Архангельское" в лице Ольги Пятаевой и гендиректора Вадима Емельянова фонду были представлены "заведомо недостоверные сведения относительно инвестиционного проекта". Представленный проект не имел инвестиционной привлекательности. Ноу-хау, созданное силами предприятия, по сути, являлось составляющей приобретенного на средства Фонда оборудования. Оно не несло в себе никаких новшеств, имеющих коммерческую ценность, в силу чего не могло использоваться для достижения конкурентного преимущества.

Кроме того, выяснилось, что изобретение, поданное под видом ноу-хау, не подтверждено документами Роспатента, экспертными заключениями и технической документацией организации-разработчика.

Учитывая такие фундаментальные претензии к инвестиционному проекту и так называемому "ноу-хау", остается только гадать, как в 2016 году, в момент принятия проекта фондом, Станислав Бондарев и его заместитель их не заметили, и кто будет отвечать за то, что  ООО "Архангельское" было перечислено 13,5 млн рублей. Напомним – бюджетных средств.

Фонд направил инвестиционные средства двумя траншами. Оба были перечислены в 2016 году с разницей в один месяц.  7,5 млн рублей "капнули" на счет предприятия в ноябре, еще 6 млн рублей поступили туда же в качестве "новогоднего подарка" под занавес года в декабре.

На средства первого транша фирма купила в Базарном Карабулаке производственное помещение. На сумму второго транша было приобретено дорогостоящее производственное оборудование и закуплено сырье.

 

Комбикорм generation

В июне 2018 года генеральным директором ООО "Архангельское" был назначен знакомый нам Денис Самаров. А уже в июле Самаров решил выкупить у фонда сто процентов его долей в комбикормовом бизнесе за 16 млн рублей.  Но с возможностью перечислить их не сразу, а рассрочкой платежа, объяснив это сезонностью продажи комбикорма. И фонд ему такую возможность предоставил.

Был заключен договор, по которому Самаров обязался выплатить всю сумму в срок по ноябрь 2020 года. До февраля 2019-го проблем с платежами не было, но дальше Самаров платить фонду перестал.

В июне 2019 года саратовское минэкономразвития инициировало проверку венчурного фонда в отношении инвестирования в комбикормовый бизнес. По итогам проверки выяснилось, что 2 млн из выделенных фондом средств были потрачены нецелевым образом, а из инвестиционных средств самого предприятия – 3,5 млн.

Также стало понятно, что в ходе реализации инвестиционного проекта "Архангельское" не вышло на целевые показатели развития. Выручка от реализации продукции составила 15,2% от плановых значений. После этого к проверке общества подключились аудиторы. Они установили, что бизнесом в "Архангельском" после его покупки Самаров фактически не занимался (наверное, был очень занят печатными делами), купленное на деньги фонда  производственное здание не использовал, а оборудование, приобретенное также на инвестиционные средства, использовал для извлечения прибыли в ООО "Волга". Сегодня это оборудование демонтировано и находится в нерабочем состоянии.

Из чего напрашивается вопрос – а точно ли Самаров собирался выплачивать долг фонду или только делал вид? Возможно, при покупке доли в уставном капитале ООО "Архангельское" у Самарова не было и не могло быть реальной возможности исполнить взятое на себя обязательство. Позже он даже попытался сбросить непосильное бремя  – подал иск в арбитражный суд о расторжении договора купли-продажи с фондом, но суд ему в этом отказал.

При этом арбитраж в решении указал, что истец злоупотребил своим правом обращения в суд и сделал это "с целью неосуществления оплаты приобретенной доли, указав в качестве основания сокрытие ответчиком ее подлинной цены при заключении договора".

Поверить в то, что Самаров, покупая у фонда долю в ООО "Архангельское", не знал ее реальной стоимости, суд по всей видимости, не смог. Основание выглядело явно надуманным. Можно предположить, что Самаров, подавая в суд, действовал на авось – а вдруг суд окажется настолько недальновидным и поверит в его версию событий? Тогда деньги можно будет не возвращать. Но этого не случилось.

Зато для многих стали видны очертания сомнительного альянса господ Самарова, Емельянова и Бондарева, чья "инновационная деятельность" по продаже комбикорма причинила бюджету многомилионный ущерб.

 

Машина для мойки яиц и… денег

В июле 2020 года определением Арбитражного суда Саратовской области  в отношении ООО "Архангельское" введена процедура наблюдения. Основанием для подачи заявления о признании должника несостоятельным явилась неспособность ООО "Архангельское" погасить задолженность перед ООО "Лэндлизинг".

Как следует из материалов дела, в июне 2016 года между ООО "Лэндлизинг" и ООО "Агро-Волга" был заключен договор финансовой аренды, предметом которого стала машина для мойки, обработки и дезинфекции пищевых и инкубационных яиц. Позднее эту машину "Агро-Волга" переуступила "Архангельскому" – за какую цену, неизвестно.  Документы о передаче оборудования отсутствуют.

Стартаперы при бюджете

В сентябре 2018 "Архангельское" в одностороннем порядке расторгло договор, в результате чего "Лэндлизинг" стал начислять платежи и неустойки.

Птицеводство не являлась сферой деятельности общества, поэтому сделка подлежала одобрению совета директоров, но одобрения не было. Зачем Самарову с его гранулятором вдруг понадобилось мыть куриные яйца, не совсем понятно. Известно, что 29-летний "инноватор" вроде бы хотел купить в Екатериновке птицефабрику и просил венчурный фонд проинвестировать покупку, но одобрения не получил.

При проведении инвентаризации в "Архангельском" чудо-машину для мойки яиц не нашли. Зато стало ясно, что на ней "отмыли" еще и венчурные инвестиции…

"Заключение ООО "Архангельское" договора о переуступке прав и обязанностей по договору финансовой аренды повлекло за собой выведение денежных средств Общества, включая инвестиционные средства Венчурного фонда, и наращивание незапланированной кредиторской задолженности, которая привела к введению процедуры банкротства. Считаем, что введение процедуры банкротства на основании сомнительной сделки, не согласованной Советом директоров Общества, приведет к убытку в размере 20% стоимости заложенного имущества.

Считаем, что генеральным директором ООО "Архангельское" превышены полномочия в части несогласования сделок, заключенных с ООО "Агро-Волга" и ООО "Типография №1", что привело к нарушению интересов Венчурного Фонда Саратовской области и имущественным потерям…", – говорится в обращении к правоохранительным органам.

 

Инвестиции в убытки

В августе 2019 года после всех произошедших передряг директора венчурного фонда Станислава Бондарева хотели уволить по статье, но он, возможно, вовремя подстраховался и ушел на больничный, в результате чего был уволен, но по собственному желанию. Обязанности директора стала исполнять заместитель Бондарева Анна Ипполитова.

Стартаперы при бюджете

В ноябре 2019 года на должность директора Венчурного фонда была назначена Олеся Орлова. Передача Орловой должности от Ипполитовой сопровождалась эксцессами. Выяснилось, что в процессе передачи прежним руководством фонда были уничтожены все первичные документы и электронные носители по деятельности фонда и портфельных компаний.  

Госпожа Ипполитова всячески противодействовала передаче документов и информации по деятельности венчурного фонда, отказывалась передавать печать, так что на место даже пришлось вызывать сотрудников  правоохранительных органов.

В апреле 2020 года, после обращения директора фонда к начальнику Управления экономической безопасности и противодействия коррупции ГУ МВД России по Саратовской области Дмитрию Елизарову полиция возбудила уголовное дело по данным фактам.

Будут ли действия компании товарищей по инновациям квалифицированы органами как мошеннические (если будут, то явно в особо крупном, согласно ст. 159 УК РФ) – вопрос на перспективу, сейчас расследование продолжается.

Но попытки фонда восстановить справедливость, вернуть бюджетные деньги встретили достаточно жесткое сопротивление с весьма неожиданной стороны.

Заявление нового руководства фонда о возможном преступлении совпало с началом беспрецедентной по своему хулиганскому цинизму кампании в отношении теперь уже экс-министра экономического развития Юлии Шваковой, которая курировала деятельность фонда.

Стартаперы при бюджете

Кампания по своим методам, явно исходящая от лиц, знающих все аспекты жизни чиновников, очень напоминает давление с целью "спустить на тормозах" расследование деятельности фонда и уголовное преследование инноваторов.

Так, по информации наших источников в правоохранительных органах, в отношении Шваковой впору бытности ее министром стали совершаться разного рода провокации на предмет нарушения ею требований антикоррупционного законодательства. В рамках кампании по дискредитации в Instagram был заведен фейковый аккаунт с кляузами на имя губернатора и малоправдоподобным "компроматом". У аккаунта смешное число подписчиков и всего шесть публикаций, все  – про Юлию Швакову.

 

Министра – на заклание?

По нашей информации, Швакова пыталась прекратить травлю. 14 раз она обращалась к руководителю ГУ МВД по Саратовской области Николаю Трифонову с просьбами разобраться в незаконном использовании ее персональных данных, создании фиктивных киви-кошельков на ее имя и покупке через них акций иностранных и других компаний (за символическую сумму). Однако правоохранительные органы на это не отреагировали. Многочисленные обращения и просьбы провести расследование и взять ситуацию на личный контроль, похоже, остались без ответа.

Стартаперы при бюджете

По данным ИА "Взгляд-инфо", о грязной кампании были проинформированы Валерий Радаев и Игорь Пивоваров. Но и в их лице Швакова не нашла поддержки.

Наверное, перед министром стояла дилемма: пойти на поводу у шантажистов и забыть о многомиллионных потерях бюджета и расследовании коррупционных схем или уйти с должности, чтобы не терпеть продолжающегося не один месяц и никем не пресекаемого террора.  Как стало известно, в начале ноября Швакова выбрала второй вариант – подала в отставку.

Комментируя этот шаг нашему агентству, министр обосновала увольнение тем, что засиделась на одном месте больше четырех лет и что для профессионального развития это критический срок.

Швакова ушла интеллигентно, ни слова не сказав о бывшем работодателе, который без боя отдал одного из своих ведущих топ-менеджеров на съедение провокаторам.

Швакова отметила, что годы работы в правительстве были для нее "неоценимым опытом", назвала коллег по кабинету министров "единомышленниками и профессионалами". Неоцененный опыт борьбы с коррупцией Швакова теперь унесет с собой, на новое место работы – в правительстве он, судя по всему, никому не нужен.

Стартаперы при бюджете

Ситуация более чем странная: травле подвергается высокопоставленный член кабинета министров областного правительства, но правоохранительные органы это устраивает. Молча взирала на происходящее и прокуратура во главе с Сергеем Филипенко, фактически позволив мошенникам терроризировать министра, не согласившегося дать добро на увод бюджетных средств.

Возможно, что из-за бездействия властей и правоохранительного блока, не предпринявших убедительных попыток для пресечения персонального геноцида главы экономического ведомства, область лишилась профильного министра, в кои-то веки не вызывавшего раздражения и имевшего положительное реноме в предпринимательском сообществе.

А ведь, помимо попыток дискредитации Шваковой как чиновника высокого ранга, в ход, по нашей информации, шли и чисто уличные методы – был эпизод, когда у машины министра откручивали колеса. На этом фоне была ли у Шваковой гарантия безопасности? Не страшно ли ей было ходить на работу? Об этом мы хотели спросить саму Юлию Швакову, но она от комментариев наотрез отказалась. Экс-чиновницу можно понять – тема провокаций слишком деликатная, чтобы иметь возможность ее описать, не рискуя при этом своей репутацией.

На наш взгляд, такие дела обязательно должны быть расследованы. Не только потому, что благодаря двум перечисленным кейсам итогом деятельности фонда стали глобальные убытки и ущерб бюджету. А потому, что подобные случаи, оставаясь безнаказанными, по сути, ставят крест на надежде, что Саратовская область станет по-настоящему продвинутой и инновационной.

В то время, как государственные деньги тратятся на "липу" вроде комбикормового гранулятора, настоящие инновации остаются неувиденными и непрофинансированными. А уж о том, как все это влияет на инвестиционный климат в области, и говорить стыдно.

Но еще печально другое. Если целый министр экономики так легко приносится в жертву чужой алчности, кто рискнет пойти на работу в саратовское правительство? Кто пожелает стать ягненком, отданным на заклание? Профессионалы от такого правительства будут бежать. Как ошпаренные – подальше…

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

шестнадцать − восемь =